На главную

Альтернативная процедура ликвидации юридических лиц

Адвокатское хранение документов

Защита прав и имущества заемщиков, поручителей и залогодателей

Ликвидация предприятий


НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ НЕКОММЕРЧЕСКИЕ ПРАВОЗАЩИТНЫЕ
ОРГАНИЗАЦИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТЫ.

Переживаемый нашей страной период системных общественно — политических перемен и в научном и в практическом планах с особой остротой ставит вопрос об отношениях между государством и обществом, о характере и динамике этих отношений.

Насколько важно государству, как политической организации развитие гражданского общества, стремление к построению истинной демократии?

Процесс демократических преобразований российского общества, его политическое, экономическое и социальное реформирование, создание истинно демократического, правового государства невозможны без обеспечения и защиты прав человека.

В статье 2 Конституции Российской Федерации закреплено: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства»(1).

Таким образом, соблюдение и защита прав и свобод человека со стороны государства — одна из целей, осуществляемых в обществе преобразований, призванных изменить положение индивида, гарантировать личную свободу, неприкосновенность, социальную защищенность, создать достойные условия жизни, реализацию его культурного и творческого потенциалов, участие в политической жизни.

Важное место в системе защиты прав и свобод человека занимают негосударственные некоммерческие правозащитные организации, в частности , Федеральная палата адвокатов РФ, адвокатские палаты субъектов РФ, и существующие для этих целей организации в виде общественных объединений.

Сопоставив защиту прав и свобод человека и гражданина с правозаступничеством, как формой реализации судебного представительства, можно отметить, что данный институт не возникает сразу в совершенно организованном виде, а появляется в жизни в «форме незначительного зародыша, который может при благоприятных условиях развиться и достигнуть пышного расцвета, а при неблагоприятных чахнуть и прозябать в глуши»(2) .

Возникновение правозащитных (правозаступнических) организаций в России, и их видов, имеет давнюю историю.
1. Появление правозаступничества связано, прежде всего, с тем, что для грамотного ведения дел необходима специальная подготовка, и лица, ею не обладающие, вынуждены обращаться к специалистам в области права.

Впервые о судебном представительстве упоминается в законодательных актах 15 века — Псковской и Новгородской судных грамотах. В них закреплено, что обязанности судебных представителей кроме родственников тяжущихся (Новгородская судная грамота — ст. 16, 17, 18), могли исполнять все правоспособные граждане, за исключением тех, кто состоял на службе и был облечен властью (Псковская судная грамота — ст. 68, 69).

Вместе с тем, законодательной регламентации представительства не было и состав лиц, осуществляющих эту функцию, был весьма разнообразен.

Тем не менее, анализируя законодательные акты (3) , можно сделать вывод, что до Судебной реформы 1864 года, адвокатура, в частности, существовала в следующих формах:

Адвокатура в Западном крае (со второй половины 18 в.) — была организована и действовала на основе польских конституций 1726 и 1764 г.г. и литовском Статуте. Впоследствии место адвокатов заняли общие для всей империи поверенные;

Присяжные стряпчие при коммерческих судах (до упразднения коммерческих судов в 1917 г.), для разрешения различных споров по коммерческим делам в городах, где особенно была развита торговля;

«Подпольная» или «уличная» адвокатура — форма присущая всем периодам развития профессионального правозаступничества и судебного представительства. Представители этой группы за небольшую плату брались за составление просьб и жалоб.

При самодержавии развитие адвокатской деятельности тормозилось нежеланием государства разрешить создание профессиональных адвокатских объединений. Все цари, от Петра I до Николая I, были настроены решительно против создания в России адвокатской корпорации западного образца.

В 1861 году Н.Д. Будаловым была образована комиссия, результатом работы которой стали «Основные положения преобразования судебной части в России», учрежденные Александром Вторым 29 сентября 1862 года.
Принципы «Основных положений преобразования судебной части в России» легли в основу Учреждения судебных установлений, принятых в ходе судебной реформы 20 ноября 1864 года, которыми впервые в России учреждается адвокатура (присяжные поверенные).

Организация и деятельность присяжной адвокатуры регламентировалась Учреждениями судебных установлений, главой второй «О присяжных поверенных» (ст. 353 — 406).

Введение в действие судебных уставов сразу обнаружило явно недостаточное количество присяжных поверенных. Вследствие этого образовалась своеобразная неупорядоченная законом частная адвокатура в лице всевозможных ходатаев по делам, как правило, гражданским.

В мае 1874 года наряду с присяжной адвокатурой учреждается институт частных поверенных.
Следует отметить, что с 1890 года стала развиваться коллективная форма работы в виде юридических консультаций.

Деятельность адвокатской корпорации выявляла множество проблемных и больных для самой адвокатуры вопросов. Была очевидной необходимость реформирования этого института. Изменения произошли уже после падения самодержавия.

В соответствии с Декретом «О суде № 1» от 24 ноября 1917 года помимо присяжной адвокатуры упразднялись институт прокуратуры, отделы уголовных расследований и вообще, практически, вся судебная система.

В начале января 1918 года Комиссариат юстиции разработал новый проект закона, который с рядом поправок был принят как часть Декрета «О суде» № 2 . В дальнейшем, а именно 15 февраля 1918 года, принимается Декрет № 2, изданный в развитие и дополнение Декрета № 1, учреждающий коллегии правозаступников, как в форме общественного обвинения, так и в форме общественной защиты.

Полное уничтожение, даже того подобия адвокатской корпорации, коими являлись коллегии правозаступников, ознаменовано принятием 21 октября 1920 года ВЦИК дополнений к Положению «О народном суде РСФСР», что повлекло за собой развитие подпольной адвокатуры.

Таким образом, период с ноября 1917 года по май 1922 года условно можно именовать переходным периодом для адвокатуры.

25 мая 1922 года принимается Положение «Об адвокатуре», но поскольку оно лишь в общих чертах говорило о вновь создаваемых коллегиях защитников, то Наркомюстом 5 июля 1922 года принимается Положение «О коллегии защитников», в соответствии с которым данные коллегии образовывались в каждой губернии при губернских судах, а надзор за их деятельностью возлагался на суд, исполком и прокуратуру. Естественно, что при таком положении, ни о каком самоуправлении и независимости правозаступников не могло быть и речи. Это же подтверждается и тем, что в дальнейшем партия большевиков начала вводить в состав коллегий коммунистов, пытаясь установить, таким образом, контроль над деятельностью корпорации изнутри. Но многие принятые в адвокатуру коммунисты были адвокатами только на бумаге и вступали в коллегию только для того, чтобы занять руководящие посты.

22 декабря 1938 года, Наркомюст СССР выпустил директиву «О работе коллегий защитников», ознаменовавшую, по мнению М.В. Ивановой, начало кампании по окончательной трансформации адвокатуры в верноподданническое советское учреждение (4) .

Новое Положение об адвокатуре 1939 года являлось моделью для всех последующих законов о корпорации. Адвокатам запретили сочетать работу в госучреждениях на полную ставку с работой в адвокатуре, что вынудило их выбирать между работой в госсекторе и работой в адвокатуре.

В период же военного времени численный состав адвокатуры сократился (за первые два года войны на 55 %), в то время как перед ней стояла важная задача — оказание юридической помощи военнослужащим, членам их семей и инвалидам (5) .

Юридическая помощь этим лицам по определенным категориям дел оказывалась бесплатно, и НКЮ СССР письмом № Д-21 от 6 марта 1943 года обязал президиумы коллегий для оказания такой помощи выделять наиболее квалифицированных адвокатов.

Таким образом, краткий анализ организационного устройства адвокатуры в период после отмены Судебных уставов 1864 года позволяет сделать вывод о том, что существовавшая ранее — в период действия Судебных уставов, как в достаточной мере самоуправляемая организация, адвокатура в значительной степени потеряла это важное свойство в советский период. А проведенные в этот период преобразования корпорации, вызывались, скорее, не стремлением усовершенствовать этот институт, как организацию правозащитную, а намерением законодателя создать управляемую органами государства структуру, вписывающуюся в новый и общественный и государственный порядок (6) .

В пятидесятых годах прошлого века стала меняться позиция законодателя по отношению к законам, дискриминирующим права адвокатов, и был предпринят ряд шагов, свидетельствующих о более либеральном взгляде государства на адвокатуру. Такое отношение объяснялось общим изменением политической ситуации в стране и приходом к власти Н.С. Хрущева.

В период с 1960 года по 1962 год союзные республики, в том числе и РСФСР, принимают новые Положения об адвокатуре.

В соответствии со ст. 1 Положения коллегии адвокатов определялись как добровольные объединения лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, организационной формой которой были лишь юридические консультации, то есть, возможности заниматься частной практикой Положение не представляло.

В декабре 1970 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР издали совместное постановление «Об улучшении правовой работы в народном хозяйстве» (7) . Адвокатура несла значительную нагрузку в правовом обслуживании предприятий, учреждений, совхозов и колхозов, в которых отсутствовала юридическая служба.

Конституция СССР, принятая в 1977 году, включала статью, в которой говорилось об адвокатуре (ст. 161), а 30 ноября 1979 года принимается Закон СССР «Об адвокатуре».

20 ноября 1980 года на основе данного Закона принимается Положение об адвокатуре РСФСР, которое действовало до принятия нового Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года.

В промежуточный же период, после 1980 года, с согласия Министерства юстиции СССР возникли, в качестве эксперимента, «параллельные» коллегии адвокатов, укрепившие свои позиции, составившие конкуренцию «традиционным» коллегиям и своей, иногда, не совсем стандартной деятельностью наработавшие опыт, вошедший в содержание ныне действующего российского законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Примером может послужить решение Президиума Вологодской областной коллегии адвокатов № 2, образованной в марте 1991 года и являющейся коллегией «параллельной», о создании в 1992 году в городе Вологда юридической консультации — «Адвокатская фирма ЛИКС», наделенной правами юридического лица — в порядке эксперимента.

Членами данной консультации являлись молодые специалисты в областях защиты прав, свобод и законных интересов частных лиц и организаций.

Управление юстиции Минюста России по Вологодской области обратилось к коллегии адвокатов с требованием о необходимости приведения статуса юридической консультации «Адвокатская фирма ЛИКС» в соответствие с Положением об адвокатуре РСФСР и лишения ее прав юридического лица.

Но Президиуму коллегии № 2 удалось доказать «безвредность» и необходимость подобного эксперимента и получить разрешение Минюста России на сохранение этой юридической консультации в прежнем виде до принятия нового закона об адвокатуре (8) .

Следует отметить, что опыт деятельности параллельных коллегий адвокатов убедительно показал как своевременность разрешения Минюста СССР (в лице М.П. Вышинского) на их образование, так и соответствие указанных коллегий действующему законодательству об адвокатуре.

В действующей же Конституции Российской Федерации получило закрепление право граждан на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе и бесплатно, в случаях, предусмотренных законом. Это право гарантируется, в том числе, и наличием института адвокатуры как профессионального сообщества правозаступников — адвокатов, то есть лиц, получивших в установленном законом порядке этот статус и право осуществлять квалифицированную юридическую помощь, оказываемую на профессиональной основе.

Согласно Федерального закона от 31 мая 2002 года «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты каждого субъекта Российской Федерации являются членами Адвокатской палаты данного субъекта РФ, представляющей собой негосударственную некоммерческую организацию, созданную в целях, опять же, обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи организациям и частным лицам и входящих, посредством обязательного членства, в Федеральную палату адвокатов Российской Федерации, являющейся общероссийской негосударственной некоммерческой организацией.

2. Но помимо адвокатуры на территории Российской Федерации существуют и иные правозащитные организации.

Было бы неправильным не отметить, такие исторические факты, как создание еще в СССР в 1961 году тайной правозащитной организации «Международная амнистия». Были выходы на Пушкинскую площадь Москвы небольшой группы интеллигенции с требованием «соблюдать советскую конституцию» во время процесса по делу писателей Юлия Даниэля и Андрея Синявского (9) .

Но «тогда в партийных кругах не было понятия „интеллигентность“ было понятие „интеллигенщина“ — что-то очень слюнтяйское, размытое, раздвоенное — это считалось пороком, который надо было изживать» (10) .

Вообще историю появления правозащитного движения в нашей стране необходимо рассматривать, по меньшей мере, в первом приближении трех составляющих: стихийные экономические протесты, диссидентство, «культурный плюрализм». Интересным представляется тот факт, что власти допускали существование последнего, понимая, что ослабление порожденной революцией веры в идеалы социализма и коммунизма требует хотя бы частичного заполнения создавшегося вакуума с тем, чтобы не допускать деградации и деморализации общественной жизни. Одновременно это был и способ свести к минимуму диссидентство, не допустить, чтобы оно приобрело массовый характер.

Всё это являлось предпосылками к зарождению правозащитного движения в стране вообще и правозащитных организаций в частности.

Днем рождения правозащитного движения в нашей стране, по мнению известного общественного деятеля — правозащитника, председателя Московской Хельсинской Группы Людмилы Алексеевой, можно считать 5 декабря 1965 года, когда в Москве состоялась первая демонстрация на Пушкинской площади в Москве под правозащитными лозунгами.

Но историю отечественных правозащитных организаций можно исчислять с момента образования в 1976 году в Москве Индивидуальной группы по правам человека. Создание первой советской правозащитной организации стало ответом на подписание 1 августа 1975 года Заключительного Акта Хельсинского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) СССР, 33 европейскими государствами, атак же США и Канадой. 12 мая 1976 года на пресс-конференции, созванной А.Д. Сахаровым, профессор Юрий Орлов объявил о создании Группы содействия выполнению Хельсинских соглашений в СССР (или как её стали называть — Московской Хельсинской Группы (МХГ)) (11).

Опыт работы отечественных негосударственных правозащитных организаций позволили ученым сделать некоторые выводы, дать определение понятия правозащитной организации, назвать специфические признаки, отличающие правозащитные организации от других общественных объединений, схожих по функциям, дать классификацию правозащитным организациям.

Правозащитные организации — это те организации, которые призваны служить обездоленным или игнорируемым группам населения, содействовать реализации их прав, добиваться социальных изменений и быть на службе людей. Это — независимые, эффективно действующие неправительственные организации, которые, внося вклад в защиту основных прав человека, в целом способствуют национальному развитию, обеспечению единства общества и укреплению стабильности и безопасности страны. Их деятельность нацелена на то, чтобы управление на всех уровнях стало прозрачным и доступным для контроля, чтобы дать возможность гражданам через общественные организации, широко участвовать в демократических процессах и развитии прав человека и основных свобод (12).

Как уже отмечалось выше, правозащитные организации один из видов более широкого понятия — «общественное объединение». Понятие общественного объединения раскрывается в статье 30 Конституции Российской Федерации, статье 117 Гражданского Кодекса Российской Федерации и статье 5 Федерального Закона от 19 мая 1995года (в редакции от 19 юля 1998 года) «Об общественных объединениях». Кроме того отдельные виды правозащитных организаций могут образовываться в других организационно — правовых формах на основании следующих законов: Федерального Закона от 12 января 1996 года «О некоммерческих организациях», Федерального Закона от 28 июня 1995 года «О государственной поддержке молодёжных и детских общественных объединений», Федерального Закона от 11 августа 1995 года «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». Статья 5 Федерального Закона «Об общественных объединениях» под общественным объединением понимает «добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения».

Главная особенность неправительственных организаций — самоорганизация. В практическом плане это означает, что организация создается по инициативе отдельных или группы граждан, а не правительства или государственных органов. Как правило, Правозащитные организации не являются массовыми, а их программные (уставные) цели ограничиваются кругом вполне конкретных проблем. Правозащитные организации носят некоммерческий характер, их бюджет в основном состоит из взносов членов организации, пожертвований и других источников (гранты, получаемые внутри страны и от международных организаций и т.д.)

Возникновение общественных объединений — непреложный закон демократии.

Алексис Де Токвиль считал, что сама суть демократического строя заключается в ограничении власти правительства, что лишь сам человек, общество, народ имеют право определять свои интересы и защищать их. Он решительно выступал против того, чтобы все заботы брало на себя государство. Объективность возникновения общественных объединений в демократическом обществе Токвиль не только относит к одному из законов, управляющих человеческим обществом, но считает этот закон абсолютно непреложным и точным. «Самой демократической страной в мире является та из стран, где…люди достигли наивысшего совершенства в искусстве сообща добиваться цели…, и чаще других применять этот метод коллективного действия» (13).

Правозащитные организации обладают всеми признаками присущими общественным объединениям (организациям). Однако они имеют свои особенности и специфические признаки, позволяющие выделить их как особый вид общественных объединений и дать внутреннюю классификацию.

Особенностью и специфическими признаками правозащитных организаций являются:

1. Их целевое назначение — защита прав и свобод человека. В соответствии с этим признаком стало возможным дать внутреннюю классификацию правозащитных организаций (о чём подробнее будет изложено ниже).

2. Особенность правозащитных организаций в том, что они не ставят целью извлечение какой либо выгоды, действуют бескорыстно и самоотверженно.

3. Правозащитные организации как вид не политизированных общественных организаций не занимаются поддержкой каких-либо политических партий или политических движений.

4. Особенностью правозащитных организаций являются и независимые от государства источники финансирования, что позволяет им осуществлять деятельность в области защиты прав человека, свободную от влияния властных структур. При этом правозащитники могут и даже должны взаимодействовать с представителями органов государственной власти в целях достижения своих уставных задач, от них порой зависит принятие политически значимых решений.

Классификация правозащитных организаций сопряжена со значительными трудностями, которые обусловлены не только большим их количеством, но и наличием множества различных критериев, на основе которых она возможна. Наиболее интересными представляются классификации по сферам деятельности и нормативно — правовым основаниям их создания.

Исходя из этих критериев, можно предложить классификационную схему:

А/ Неправительственные правозащитные организации общей концепции;

Б/ Неправительственные правозащитные организации специальной концепции:
— организации экономической ориентации;
— правозащитные организации, основной целью которых является защита прав призывников и военнослужащих;
— организации, занимающиеся защитой прав женщин;
— молодежные правозащитные организации;
— организации, объединяющиеся по профессиональному признаку;
— организации, основной целью которых является защита прав лиц, находящихся в местах принудительного содержания;
— организации, защищающие права беженцев, вынужденных переселенцев и внутри перемещенных лиц;
— правозащитные организации, оказывающие помощь безнадзорным детям и детям сиротам;

В/ Классификация неправительственных правозащитных организаций в зависимости от нормативно — правового основания их создания:
— правозащитные организации, созданные в соответствии с Федеральным Законом от 12 января 1996 года (в редакции от 8 июля 1999 года) «О некоммерческих организациях»;
— правозащитные организации, созданные в соответствии с Федеральным Законом от 11 августа 1995 года «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях;
— правозащитные организации, созданные для защиты прав верующих в соответствии с Федеральным Законом от 26 сентября 1997 года (в редакции от 26 марта 2000 года)»О свободе совести и о религиозных объединениях;
— молодёжные и детские организации созданные в соответствии с Федеральным Законом от 28 июня 1995 года «О государственной поддержке молодёжных и детских общественных объединений» (14).

Как уже отмечалось выше, Алексис Де Токвиль считал, что самой демократической страной в мире является та, где люди достигли наивысшего совершенства в искусстве сообща добиваться цели.

Для того чтобы создать необходимые для этого условия, очень важную роль играют, как фактор самоорганизации людей, так и желание властей определять вектор развития гражданского общества.

Гражданское общество — это по существу тоже власть, но только не власть государства над народом, а власть общества над государством.

Что же в действительности происходит в области совершенствования законодательства о некоммерческих организациях, составной частью которых и являются организации, существующие во имя прав и свобод. Как государство способствует их становлению и формированию гражданского общества?

Важным шагом в совершенствовании законодательной базы, например, являются уже упоминавшиеся: Федеральный Закон, от 31 мая 2002 года № 63 — ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; Федеральный Закон, принятый 19.05.1995 года № 82 — ФЗ «Об общественных объединениях». В Законе говорится, что «Граждане имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также право вступать в такие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов» (15).

Так государство декларирует свободу волеизъявления каждого гражданина, без чего невозможно существование гражданского общества. Статья 5 определяет понятие общественного объединения как «Добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения». Законом предусматривается возможность создания общественных объединений как непосредственно путём объединения физических лиц, либо через юридические лица — общественные объединения. В Ст. 7 прописаны возможные организационно — правовые формы общественных объединений: общественная организация; общественное движение; общественный фонд; общественное учреждение и т.д.

Государство законодательно закрепило равенство перед законом общественных объединений всех организационно — правовых форм.

Согласно ст. 39 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» — адвокаты, так же, вправе создавать общественные объединения адвокатов и быть членами этих общественных объединений. Но они не вправе осуществлять функции адвокатских образований, адвокатских палат и их органов.

В общем же все «общественные объединения свободны в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов своей деятельности» (16).

Важно подчеркнуть, что в Федеральном Законе «Об общественных объединениях» государство декларировало невмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и обратное, невмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц.

Государство взяло на себя соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказание поддержки их деятельности, законодательное регулирование предоставлением им налоговых льгот и преимуществ. Государственная поддержка может выражаться в виде целевого финансирования отдельных общественно полезных программ общественных объединений по их заявкам (государственные гранты); заключение любых видов договоров, в том числе на выполнение работ и предоставление услуг; социального заказа на выполнение различных государственных программ неограниченному кругу общественных объединений на конкурсной основе (17).

Важным элементом становления новых отношений является развитие негосударственного некоммерческого сектора, который необходим для становления рынка в отраслях социальной сферы. Осознавая необходимость формирования законодательной ниши для некоммерческих организаций, государство издаёт соответствующие законы.

Еще в 1994 году Гражданский Кодекс Российской Федерации ввел понятие «некоммерческой организации». В нём подчёркивается, что некоммерческими организациями являются организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие полученную прибыль между участниками (18) . В указанной статье Гражданского Кодекса определены также организационно — правовые формы некоммерческих организаций, которые «Могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законодательством».

Еще один важный правовой акт государство приняло в 1995 году: Федеральный Закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях». В законе определены понятия благотворительной организации (неправительственная, (негосударственная и немуниципальная) некоммерческая организация, созданная для реализации предусмотренных настоящим Федеральным законом целей путём осуществления благотворительной деятельности в интересах общества в целом или отдельных категорий лиц). Закон определяет также организационные формы благотворительных организации: общественные организации (объединения), фонды, учреждения и иные формы, предусмотренные федеральными законами для благотворительных организаций. Благотворительная организация может создаваться в форме учреждения, если её учредителем является благотворительная организация (19) . Благотворительные организации могут объединяться в ассоциации и союзы (Ст.14), создаваемые на договорной основе, для расширения своих возможностей в реализации уставных целей. Объединение (ассоциация, союз) благотворительных организаций является некоммерческой организацией.

Учредителями благотворительной организации (Ст.8) в зависимости от её формы могут выступать физические и (или) юридические лица.

Органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также государственные и муниципальные унитарные предприятия, государственные и муниципальные учреждения не могут выступать учредителями благотворительной организации. Но с другой стороны, в законе выделен специальный раздел, посвященный государственным гарантиям благотворительной деятельности.

Также разработаны законодательные акты и в ряде субъектов Российской Федерации. К примеру, в Москве в апреле 2000 года был принят Закон «О взаимодействии органов власти города Москвы с негосударственными некоммерческими организациями».

Данным законом определены формы взаимодействия и поддержки органами власти города Москвы негосударственных некоммерческих организаций: «размещение социального заказа; выделение грандов (субсидий) и контроль за их использованием; предоставление налоговых льгот категориям некоммерческих организаций; предоставление негосударственным некоммерческим организациям льгот налогового характера; координация деятельности и совместная разработка целевых социальных программ; предоставление информации о проводимой в городе социально — экономической и бюджетной политике, о мероприятиях, связанных с деятельностью негосударственных некоммерческих организаций; методическая, консультативная, организационная помощь». (20)

Выстраивая правовые отношения с негосударственным некоммерческим сектором, структуры власти устанавливают правила, по которым будут в дальнейшем развиваться взаимоотношения с обществом. Что важно не только для становления гражданского общества, но и для укрепления государства.

Ярким примером активного взаимодействия органов власти и негосударственных некоммерческих организаций стал Гражданский Форум. Одна из основных целей Форума, как заявили его организаторы — найти формы взаимодействия власти и общества на будущее (21) .

Выступая на открытии Форума, Председатель Московской Хельсинской Группы Людмила Алексеева подчеркнула, что в Российской Федерации по данным Госкомстата зарегистрировано более 450 тысяч некоммерческих общественных организаций. Существуют негосударственные некоммерческие организации, официально не зарегистрированные, но работающие по заявленному принципу. В этих организациях трудятся около миллиона активистов. Некоммерческие общественные организации ежегодно оказывают помощь и услуги примерно двадцати миллионам российских граждан. «Эти цифры — убедительное доказательство того, что в России уже существует важнейший элемент гражданского общества — объединения граждан, созданные по их инициативе, для выражения их интересов, защиты их прав и решения важных для них проблем. Мы стали реальной силой. Участие в нынешнем Форуме представителей государства на самом высоком уровне свидетельствует о том, что федеральная власть осознала наличие этой силы и необходимость общения с ней» (22).

Выступая перед собравшимися на Форуме делегатами, Президент Российской Федерации Владимир Путин сказал: «Без действительно партнерских отношений между государством и обществом не может быть ни сильного государства, ни процветающего благополучного общества: здесь нужен диалог на равных» (23).

Подводя итоги Форума, Сергей Марков, координатор Оргкомитета Гражданского форума, подчеркнул, что «чиновники получили очень четкий сигнал, что с гражданским обществом необходимо работать постоянно, развивать общественные институты, поддерживать с ними диалог. Главное, что прозвучало это из уст президента. Здесь действует такая логика: чиновники понимают, что гражданское общество — это прогресс. Но идти против исторического прогресса они не боятся. А идти против политики президента они боятся. Другой итог: представители высшей российской бюрократии на деле подтвердили свою преданность идеалам демократии и развития гражданского общества… Еще один итог я бы назвал социальным. ОН заключается в том, что общественники от своих регионов получили мощный импульс к развитию… Еще один — это серьезное изменение образа России за рубежом» (24).

В период подготовки и проведения Форума часто звучали ключевые для развития гражданского общества слова «равноправное партнерство», «переговоры», «диалог», «гражданский контроль». Эти слова иногда встречали непонимание и сопротивление у представителей власти, но в процессе подготовки мероприятия были внедрены в их сознание и были произнесены ими на форуме. Так новые для менталитета российского чиновника слова вошли в политическую риторику. Насколько такой механизм влияния на государственную бюрократию эффективен, покажет время. «Важно, что они постепенно начали входить в общественное сознание. По сути, на Форуме была предложена новая модель. Гражданское общество, его развитие, его взаимоотношения с государством — все это впервые стало предметом острой и широкой дискуссии» (25).

Тем и отличался Гражданский Форум от предыдущих съездов в Кремле: чиновники высших рангов не только обязаны были выслушать представителей некоммерческих организаций, но и отреагировать на их предложения. Президент Российской Федерации Владимир Путин на открытии задал высокую планку всему российскому чиновничьему аппарату: «Мы осознаем, что эффективность этого диалога в значительной степени зависит от нас — от представителей власти, от власти в целом. В этой связи мы готовы пойти на необходимые организационные и, если потребуется, законодательные меры, готовы обеспечить эффективную обратную связь общества с госаппаратом. Во всяком случае, мы попробуем это сделать. Мы готовы внимательно слушать и слышать то, что вы предлагаете. И полагаю, что именно сейчас, когда для России и ее граждан наступило время действительно больших возможностей, такое сотрудничество может стать очень продуктивным; оно нужно нашему государству» (26).

Но все же самая большая проблема для некоммерческих организаций — бессистемность законодательства, регулирующего их деятельность. Существует много законов, посвященных этому виду деятельности, однако, между ними масса различий в трактовках.

Необходимо создание правовых и экономических условий, гарантирующих настоящую независимость гражданского сектора и экономическую устойчивость некоммерческих организаций. Эта задача является общей для государства и гражданского сектора, требует их совместной работы и является, пожалуй, тестом на социальное партнерство.

  в начало страницы
2937
© 2002 Copyright
Вебмастер
 
 
Почтовый адрес
61058, Украина, г. Харьков-58, а/я 9135
Адрес офиса
г. Харьков, ул. Данилевского, 6
(вход с ул. Литературная)
Тел./факс: (057) 714-06-53
714-06-54
моб. тел.
(+ VIBER)
(095)
(097)
574-98-98
e-mail: info@7140654.com